Как заработать на поколении Z: советы венчурного инвестора

Как заработать на поколении Z: советы венчурного инвестора

Фото Getty Images

Почему технологические проекты в сфере образования — вопреки очевидному буму на рынке и росту интереса к инновационным способам обучения — не вписываются в венчурную модель, и как этот сегмент будет развиваться дальше?

Последние годы бессменными лидерами российского венчурного рынка оставались сферы FinTech, технологии AI/ML и сервисы по модели SaaS. Однако 2018 год, как свидетельствуют данные исследования «Венчурный барометр», стал прорывным для технологий образования. Впервые с 2014 года сегмент «EdTech» попал в топ самых привлекательных для инвесторов ниш.

Деньги на обучении

О перспективах новых технологий в образовании говорят на ключевых дискуссионных площадках страны. На прошедшем в Москве Гайдаровском форуме этой теме был посвящен деловой завтрак Forbes с участием министра образования. Инвестиционный потенциал этой сферы — один из сюжетов Сочинского инвестиционного форума. Скорее всего и ПМЭФ не обойдет вниманием этот сектор. Готовится к запуску технологический инвестиционный фонд в образовании размером 7 млрд рублей.

По оценкам, приведенным в исследовании «Нетологии-групп», НИУ ВШЭ и фонда «Общественное мнение», российский рынок EdTech растет в среднем на 17–25% в год и к 2021 году может достигнуть 53,3 млрд рублей. На мой взгляд, это вполне реальный прогноз. В данный момент нет никаких факторов, которые могли бы изменить положительную динамику: необходимость в непрерывном обучении и развитии дополнительный навыков становится все более актуальной.

Логично, что при таком ажиотаже эта сфера попала на радар к инвесторам. За последние пару лет в EdTech в России произошло несколько значительных сделок. В августе 2016 года Mail.ru Group приобрела долю в образовательной площадке для программистов GeekBrains, фонд Sistema VC вложил $2,5 млн в международную компанию MEL Science, которая развивает научно-образовательные продукты с использованием технологий VR/AR. В августе 2017 года «Нетология-групп» привлекла инвестиции от «Севергрупп». Компания Алексея Мордашова приобрела 40% проекта у его прежних инвесторов при оценке в $60 млн. В начале 2018 года Baring Vostok инвестировал в российскую онлайн-школу английского языка Skyeng. По моим подсчетам в стране не менее 100 стабильно развивающихся EdTech компаний, несколько десятков из которых уже получили инвестиции.

На международной арене тоже наблюдается бум инвестиций в этой сфере. По оценке исследовательской компании Metaari, в прошлом году инвестиции в мировой рынок EdTech составили $9,5 млрд, включая $1,4 млрд на рынке США. Ранее в 2017 году признанный лидер рынка Coursera привлекла $2,12 млрд. Британская BV Investment Partner вложила$150 млн в Hero K12, разработавшей решение для сбора и анализа данных поведения студентов и школьников) т.д. и т.п. На международном EdTech рынке есть место и выходам: в 2015 году произошел первый выход EdTech компании на биржу — американская Pluralsight провела IPO. В апреле 2018 года швейцарская рекрутинговая компания Adecco Group сообщила о приобретении пионера в сфере онлайн-образования General Assembly за $412,5 млн. Не менее активно EdTech развивается в Китае. Только за шесть месяцев 2018 года местные стартапы собрали $2,22 млрд инвестиций. Инвестфонды Warburg и Genesis Capital вложили в китайскую образовательную онлайн-платформу Zhangmen $120 млн.

Венчур не у дел

Казалось бы, инвестиционная привлекательность отрасли налицо, но не все так однозначно. Ажиотаж вокруг какого-то сегмента и появление в нем большого количество новых игроков не всегда равны возможности заработать по венчурной модели. Венчурный рынок подвержен влиянию «модных» трендов: после 2-3 громких сделок в новый сегмент, чтобы «не отстать от поезда», могут устремиться и другие игроки. Но насколько велики их шансы успешно выйти из сделок и получит прибыль от своих вложений?

Известно, что венчурная модель подразумевает выходы, то есть продажу части или всей компаний стратегическим инвесторам, либо выход на IPO. В нашей стране в качестве стратега могут выступать ведущие технологические корпорации, такие как Mail.ru Group, «Яндекс», Сбербанк и «Севергрупп». Но половина из этой немногочисленной компании (Mail.ru Group и «Севергрупп») уже сделали серьезные приобретения на этом рынке, а два оставшихся кандидата никаких крупных покупок пока не совершали, хотя, конечно же, присматриваются к сегменту. Но даже если их интерес обретет конкретные очертания, их возможностей и денег на всех не хватит. Безусловно, список потенциальных стратегов можно расширять: это и ГК «Просвещение», и «Ростех», и те же телеком-операторы, но почти все они не проявляют пока никакой M&A активности по отношению к инновационным технологическим компаниям в сфере образования.

Альтернативой отечественным стратегам могут стать иностранные компании. Но для того, чтобы продаться на международном рынке, надо быть, во-первых, международной, а во-вторых, именно технологической (а не контентной или медийной) компанией. Если же проанализировать на наличие «международного гена» всех российских EdTech игроков, результат будет неутешительным: к сожалению, почти ни один из них таким геном не обладает. В итоге получается, что возможность выхода через стратегического инвестора, российского или иностранного, для наших проектов в сфере образования очень ограничена.

Еще один возможный вариант для венчурного капиталиста — выход из EdTech проекта через первичное публичное размещение акций (IPO). Но на какой стадии бизнес в сфере технологий образования можно считать «созревшим» для биржи? Для этого компании нужно разместить пакет стоимостью хотя бы $100 млн и иметь 30-40% акций, находящихся в свободном обращении (free-float). С учетом того, что большая часть денег идет на cash out, такая компания должна стоить хотя бы $250-300 млн, а также быть безоговорочным лидером на домашнем рынке и обладать огромным потенциалом (как Тинькофф Банк, HH.ru или Ozon), или же быть полностью международной, как TraidingView или вышедший в свое время на IPO Ring Central. На сегодня компаний, которые имеют хотя бы половину от этой капитализации в Рунете, по оценке Forbes, около 15, и ни одна из них не относится к образованию. На российском рынке на успешное IPO через несколько лет могут рассчитывать всего пара-тройка компаний, таких как, Skyeng или «Максимум Эдьюкейшн». Первая из них имеет капитализацию (по оценке Forbes) $80 млн.

Получается, что российский EdTech — несмотря на бум в сфере e-learning — почти не пригоден для классической венчурной модели. Он переполнен очевидными решениями, такими как языковые онлайн-школы и платформы для организации дистанционных курсов. Абсолютное большинство таких проектов не способны дать своим инвесторам, работающим по венчурной модели, «выход». Как это факт повлияет на дельнейшую судьбу российских образовательных технологий?

Как все-таки заработать

Возможны два пути развития событий. Первый — для самых больших и смелых — это классический сценарий, который реализуется обычно на еще не сформировавшемся рынке, где нарастает конкуренция, а собственных усилий для роста и укрепления инфраструктуры каждому из игроков не хватает. Речь идет о консолидации. Думаю, что рано или поздно мы станем свидетелями (или даже участниками) появления двух-трех лидеров — крупных национальных чемпионов, которые пойдут по пути наращивания капитализации через процесс M&A. Стратегия роста через слияния и поглощения с целью создания национальных чемпионов может финансироваться в том числе и рыночными игроками VC рынка и стать важным лейтмотивом создаваемого фонда образовательных технологий. На мой взгляд, этот сценарий более реалистичен, чем появление в нашей стране EdTech игроков международного уровня.

Что будет происходить с остальными участниками рынка? Уверен, что даже при отсутствии заметного интереса инвесторов этот сегмент будет динамично развиваться. На нем достаточно места для предпринимателей, которые могут создавать прибыльный, динамично растущий бизнес (например, на 50-70% в год, что хорошо для основателей, но недостаточно для венчурной модели, особенно на ранних стадиях). Успешность этого сценария во многом зависит от правильного выбора бизнес-модели. Очевидно, что при столь низких шансах вписаться в венчурный формат основателям бизнеса нужно делать ставку не на капитализацию и стремительный рост, а на доходность проекта с первых дней жизни. Тем более, что текущая емкость рынка это позволяет: эксперты агентства «Infoline-Аналитики» оценивают емкость российского онлайн-рынка высшего и профессионального образования (без учета языкового обучения, дошкольного, школьного и среднего образования) в 2018 году в 18 млрд рублей, а долю дополнительного профессионального образования в 13 млрд рублей, то есть около 72%.

Таким образом EdTech будет вполне успешно выживать собственными силами, в первую очередь за счет инвестиций самих основателей проекта. И пусть они не смогут продать свой бизнес с доходностью x20 (двадцатикратной) на горизонте 5-7 лет, но при этом они будут получать прибыль, которая может достигать нескольких десятков миллионов рублей в год.

редакция рекомендует
На бизнес-завтраке Forbes обсудят инвестиции в образование

forbes.ru